Global Access

К началу          Контакты          О компании Global Access
   Заболевания
   Видеоматериалы
   Фотографии
   Статьи
   Почему Shriners?
   Необходимые документы

Статьи

  • Лапин Константин. Рассказ очевидца
  • Жив несмотря на прогнозы.

    Лапин Константин.
    Рассказ очевидца

    Мне довелось познакомиться с чудесной медицинской организацией, которая помогает детям со всего мира и оснащена самым современным оборудованием. Вам будет интересно, а может быть и полезно, прочитать эту статью.

    У моей дочери Ани в младенческом возрасте был обнаружен церебральный паралич. На протяжении детских лет ей проводили массаж, лечебную физкультуру, давали лекарства. Она довольно поздно научилась ходить, неустойчивой прихрамывающей походкой, часто падала. Стало понятно, что нужна операция, однако известные в области лечения ДЦП хирурги разошлись во мнениях о том, какое именно оперативное вмешательство предпринять. Возникла идея проконсультировать ребенка за рубежом. По совету знакомого мы обратились в американскую компанию “Global Access”, которая нашла нужную клинику и содействовала согласию в приёме. По прилёте нас встретил сотрудник пригласившей организации, привез в гостиницу, и попросил не стесняться и звонить, если возникнут какие-то бытовые вопросы. Мы с удивлением узнали, что лечение проводится бесплатно. Оказалось что более 20 госпиталей, расположенных на территории США, Канады предоставляют самую высококвалифицированную медицинскую помощь детям с заболеваниями костно-мышечного аппарата, последствиями травм и тяжелых ожогов полностью бесплатно. На доске информации в госпитале я увидел статью о девочке из Белоруссии, которая пострадала от ожогов в раннем детстве. На протяжении нескольких лет американские врачи провели ей ряд пластических операций. Практически заново “слепили” лицо, нос, нарастили на ее голове волосы. Позже мне показали великолепные функциональные протезы, которые позволяют пациентам, потерявшим руки или ноги, вновь их обрести и работать, использовать их, как утраченные свои. Я выяснил, как финансируется эта работа. Основную часть денежных средств медучреждение получает от благотворительного фонда, объединяющего бизнесменов в целях развития их бизнеса. Члены объединения пользуются системой взаимных скидок и освобождаются от налогов, что создает преимущества в делах. Быть в составе Организации выгодно и почетно. Она содержит 19 госпиталей и 3 ожоговых центра, в которых совершаются чудеса медицины и благотворительности.

    В госпитале применяются методики, о которых я раньше не знал. Меня удивило исследование походки в компьютерной лаборатории. Это было похоже на фантастическую картину межпланетной станции. На ребенка надели множество почти невесомых блестящих датчиков, включили несколько видеокамер, и в течение полутора часов исследовали её движения на поверхности пола с электронной “начинкой”. Получился видеофильм и объемная брошюра с графиками, которые отражали работу исследуемых мышц по сравнению со средними показателями нормы. В конце текста был анализ результатов и рекомендации для врача. Такой метод диагностики помогает в выборе правильной тактики лечения. Изучив результаты компьютерного исследования, врач принял решение об операции. Он рассказал подробно, какую операцию надо провести, и спросил, согласны ли родители на это.

    Мы всё время чувствовали очень доброжелательное отношение к ребенку. Вся обстановка располагала к спокойствию и уверенности в том, что все будет хорошо. В палатах по 3 - 4 койки, много игрушек, телевизор. Дети могут через селектор заказать желаемый фильм. И хотя медсестра не находится в палате всё время, создается впечатление, что она всегда стоит где-то рядом, готовая прийти на помощь по первому зову ребенка. В каждой палате имеется санузел с ванной, душем и туалетом, со специальными поручнями для инвалидов. Родители могут присутствовать всё время, даже ночевать вместе с ребенком, так как, в палате специально для родственников имеются кресла-кровати. Кроме того, в отделении есть специальная комната для отдыха родителей с диваном, телевизором, холодильником, микроволновой печью, стульями и столом.

    За день до операции врач долго разговаривает с ребенком, успокаивает и ободряет, показывает фотографии ранее оперированных детей до и после лечения. Моя дочь относилась к своей операции достаточно спокойно, так как она познакомилась с похожей на нее внешне американской девочкой, которую оперировали из-за такой же проблемы, только неделей раньше. Они подружились, и Аня навещала в больнице свою новую приятельницу.

    После операции, на протяжении суток, дочь спала под действием лекарств. Проснувшись, чувствовала слабость, но боли не мучили. В вене у нее была установлена игла, соединенная с капельницей и прибором, который позволял вводить в организм анальгетики по мере необходимости. Как только начинало болеть, надо было лишь слегка нажать кнопку, и в кровь поступала порция обезболивающего средства. Врач подходил к ней дважды в день, внимательно осматривал и говорил что-то хорошее, внушал настрой на выздоровление. На третий день Аня уже разъезжала по отделению на инвалидной коляске. После операции ей надели легкие пластмассовые шины для сращения костей. Это было нужно потому, что хирург пересек ей обе бедренные кости выше коленей. Еще, будучи в шинах, она уже занималась упражнениями. А после того как их сняли, началась упорная работа. Это и тренажеры, и занятия в плавательном бассейне, и массаж. Приходилось заново учиться ходить, так как положение ног было не таким как раньше, а непривычно новым. И каждый день на этом этапе мы радовались достижениям: возможности стоять без опоры, ходить. Наш попечитель-переводчик внимательно заботился о нас. Было лето, погода стояла теплая и солнечная, и мы ездили на экскурсии, пикники, или просто в гости.

    По окончании курса лечения дочери мы вернулись домой. Потребовалось еще приблизительно два месяца, и организм полностью восстановился. Сейчас я могу уверенно сказать, что операция очень помогла Ане. Это отметили и родственники, и врачи. Она стала уверенно ходить, бегать, прыгать, и посещать уроки физкультуры. Сейчас она уже взрослая. В 2005 году победила в конкурсе и ездила на год учиться в США, где жила в американской семье. Вернувшись, сказала, что дома лучше, что она будет жить в России, но готова ездить в США с другими детьми, которые нуждаются в лечении.

    Имеется возможность направления на лечение в эти госпитали детей из других стран, в том числе из России. Учитывая мой личный опыт и профессию врача, сотрудники пригласившей нас американской организации “Global Access”, разрешили мне присылать документы предполагаемых кандидатов на лечение. Важно заметить, что не во всех случаях надо обращаться в американскую клинику. В ней работают не боги. Если у пациента имеется глубокое поражение нервной системы, полная обездвиженность, или отставание в психике, при котором требуется постоянный уход, госпиталь не примет на лечение, потому что нет возможности помочь при современном уровне медицинской науки. Нет смысла обращаться, при наличии частых эпилептических припадков, или нарушений координации, выраженных непроизвольных движений, по типу хореи. Там не проводят лечение головного мозга. Ребёнок может быть принят в клинику, когда есть возможность помочь в достаточно короткий срок путем проведения ортопедической, или пластической операции. В будущем можно приезжать еще, если потребуется продолжение лечения. Необходимо, чтобы у пациента не было других сопутствующих тяжелых заболеваний, которые нельзя лечить в ортопедической клинике, или которыми можно заразить соседей по палате.

    Госпиталь оказывает только медицинскую помощь, и не имеет возможности размещать семьи пациентов. Приём на лечение ребенка из другой страны возможен, если есть поручитель, которому доверяет госпиталь. Важно, чтобы надёжный попечитель брал ответственность за то, чтобы люди не остались без пищи и крова. Необходимы также переводческие и транспортные услуги. Кстати, при решении вопроса о выдаче американской визы также жестко требуется наличие поручителя, не вызывающего сомнений в надёжности у сотрудников посольства США.

    Конечно, поездка в Америку даже на бесплатное лечение требует затрат, учитывая стоимость авиабилетов, необходимость питаться и где-то жить, оторвавшись на длительное время от привычного круга знакомых, от работы. Требуется также оплата переводческих и организационных услуг. Но это можно осилить, когда есть надежда помочь больному ребёнку. В целом за время поездки на лечение максимальные расходы не превысят 7 тысяч долларов. Приблизительно столько, сколько стоит платная операция в одном из ведущих ортопедических учреждений Москвы. Однако качество обслуживания в американских клиниках гораздо выше. Благодаря новейшим технологиям диагностики, одно из которых я описал выше, осложнения встречаются крайне редко. Прогноз лечения гораздо лучше. Уход за больными после операции не идёт ни в какое сравнение. И принцип бесплатности позволяет врачам не гнаться за количеством пациентов, а в полной мере проявлять свой талант и знания, оперировать только тогда, когда это действительно нужно. Их высокая зарплата не зависит от количества проведенных операций.



    Жив несмотря на прогнозы.

    Говорят, любящая мать сделает для своего ребенка все возможное и невозможное. Так и Татьяна Еропуд, заложив свое имущество, трижды ездила в Америку, чтобы вылечить сына.

    Сейчас Татьяна уже спокойно рассказывает о том, что ей пришлось пережить, когда она растила своего старшего сына Кирилла. Еще в родильном доме молодую мать против ее воли отправляли домой три раза. В последние дни беременности Татьяна чувствовала, что воды медленно отходят, и она уже должна рожать. Наконец, гинеколог подтвердил ее сомнения: оказалось, что околоплодная жидкость в течение 2 недель почти вся вытекла и для спасения жизни ребенка следует немедленно вызвать роды. По воле судьбы акушеркой был именно тот врач, который в предыдущие дни неоднократно отправлял Татьяну домой.

    «Помню, что сын был белый, как мел, и совсем не подавал голоса», — делится воспоминаниями Татьяна. Когда ей принесли новорожденного, он молчал. И только после вопроса шокированной матери, почему ребенок не кричит, врачи приняли необходимые меры.

    Умрет или останется инвалидом

    Следующее потрясение она испытала на медосмотре, когда врач признал у Кирилла гидроцефалию. «Сказали, что мой ребенок проживет какое-то время инвалидом и умрет», — говорит Татьяна. К счастью, невропатолог Ушакова диагноз сразу опровергла. Просто Кирилл родился с необычно маленькой для новорожденного головой, а в течение месяца она значительно увеличилась, набрав «свое».

    А через 2 месяца мать в очередной раз испытала горе — ее трехмесячный сын после укола вакцины на три дня впал в кому. В больнице не учли, что организм Кирилла — из-за недостатка кислорода и травм при родах — был очень слабым. Невропатолог Пярн (мать троих детей) дала добро на прививку, даже не осмотрев ребенка.

    Со временем Татьяна стала замечать, что вроде бы не все в порядке с суставами сына. И хотя врач не определил физического отклонения, она сама начала делать сыну массаж, ходила с ним в бассейн и неустанно делала упражнения. Кирилл не ползал, как обычный ребенок, а сразу в 11 месяцев начал ходить. Но движение было болезненным для мальчика, и он падал. «Ноги Кирилла плохо сгибались, он постоянно плакал от боли. Очень помогало то, что я кормила его грудью, тогда он более-менее успокаивался», — рассказывает Татьяна. Чтобы Кирилл не разбился при падениях, она приспособила ремни, при помощи которых поддерживала ребенка до трех лет.

    Заокеанская надежда

    Озабоченная мама обратилась к педиатру, который поставил Кириллу диагноз — плоскостопие и рекомендовал купить деревянные подошвы. Однако скоро стало ясно, что подошвы не помогут. «Я понимала, что это не плоскостопие. Мне сказали, что бедра у ребенка в порядке, но во время осмотра его даже не раздели», — качает она головой.

    Лишь на пятнадцатом месяце жизни сына ортопед диагностировал у него смещение тазобедренной кости и шейных позвонков — результат родовой травмы. Роды приняли неправильно, что и обусловило болезненное развитие Кирилла. Врач вправил суставы более чем годовалого ребенка. «В тот же день мой сын начал лазать и ползать. До этого он просто перекатывался по полу», — говорит Татьяна. Но на этом тяжелые времена еще не закончились.

    В отчаянии женщина писала жалобы в Министерство здравоохранения и другие места, а нашла помощь в США. «Отношение там совсем другое. Врачи осмотрели ребенка с головы до ног, а не только, где болит», — вспоминает Татьяна. Там же у Кирилла обнаружили полипы, которые местные врачи не заметили. И дали надежду, что Кирилл начнет нормально ходить, но ему нужна физическая и психологическая помощь. Татьяна успела три раза съездить с сыном за океан, пока ему исполнилось 5 лет. Там Кирилла лечили при помощи аппарата сухого водного массажа, о котором в Эстонии даже не слышали. «Воздействие этого массажа было изумляющим, даже возникла мысль привезти машину в Эстонию и помогать другим». Для покупки чудо-машины Татьяна заложила все свое имущество и начала с нуля.

    «Иногда процедуру с помощью аппарата сухого водного массажа путают с водным массажем. Человек находится в капсуле, н между ним и водой — водонепроницаемый материал, — говорит Татьяна. — Если есть конкретная проблема, например, в верхней части спины, то этому можно уделить отдельное внимание, но аппарат делает общий массаж, и таким образом работает над проблемами всего тела, давая более оперативные результаты», — уверенно говорит Татьяна, поскольку сама занимается массажем уже 15 лет.

    «В нашем салоне мы лечим людей, и, думаю, нам это удается. Я хочу, чтобы они могли вовремя получить необходимую помощь. Моя мечта — создать реабилитационный центр, и мы к этому идем».

    Счастливый конец истории

    Теперь Кирилл ходит и бегает, как обычный ребенок. Это результат долгих тренировок. «Еще маленьким я отвела его на акробатику, затем на танцы. Сейчас постоянно занимаемся спортом», — рассказывает Татьяна. Правда, координация еще немного нарушена, последствия недостаточности кислорода дают о себе знать: у мальчика слабая память, ему трудно сосредоточиться. Но все же он ходит в обычную школу и выполняет те же домашние задания, что и его здоровые одноклассники. «Приходится чуть больше потрудиться дома, а учится oн очень охотно», — хвалит мать сына, отмечая четверки и пятерки в табеле. При этом продолжаю заниматься с логопедом и психологом.

    Татьяна с недоверием относится к нашей медицине: «Я с ней тесно связана как по своим, так и по детским проблемам». Ведь пришлось и со вторым сыном Кевином побегать по больничным кабинетам, когда у малыша в четыре месяца образовался гнойник на пальце. «Палец разрезали четыре раза, чтобы убрать гной, но становилось все гуже», — вспоминает Татьяна. На 5-й раз она потребовала оставить ребенка после операции в больнице: в тот раз даже удалили ноготь, но и это не помогло... В тот момент прием вела врач-пенсионерка, она-то и посоветовала «бабушкин метод», после чего все пошло на поправку. «Мне сказали, что стафилококковая инфекция, вызвавшая нагноение, попала под ноготь в родильном доме; очевидно, уже там была маленькая ранка на пальце. Сейчас я счастлива, что мой второй ребенок здоров».

  • +7 (495) 330-1825    ipa@kmail.ru Clinic-Amecic.ru ©2007


    Rambler's Top100

    Бетон    Художественная ковка